Глубина образов Василия Паршукова

Художники — это люди с хорошо развитым воображением. Что только не увидишь на холстах и бумаге! Необычные работы есть и у Василия Паршукова. Однако сегодня мы обратимся к его более классическим образам и попробуем уловить, что же хотел сказать нам художник.

Интересно, что картины Василия Геннадьевича смотрятся в любом размере. Даже в минимальном, если смотреть, например, их фотографии на электронных устройствах. Этот эффект напоминает приемы изображения логотипа, когда картинка различима даже самая маленькая. Подобная особенность говорит о графичности работ и идеально подобраном наборе цветов, которые максимально выиграшно смотрятся вместе.

Для написания статьи были рассмотрены четыре картины: «Фаворит Распутин», «Церковь», «Мария и Магдалина» и «Григорий».

«Фаворит Распутин»

Давайте представим, что мы не знаем название картины. Что же тогда мы на ней видим? В первую очередь фигуры семи людей, трое из которых показаны за столом. Число «7», скорее всего, является показателем того, что это семья. Пол изображенных не всегда ясен, так, например, самая левая фигура может быть и женской, и мужской. Даже наличие шляпы не указывает точно. Бросается в глаза главная и явно мужская фигура в центре. Художник сделал все, чтобы сразу именно на этого персонажа зрители обратили внимание. На самом деле мастер здесь использовал достаточно популярные приемы, которые являются в первую очередь иконописными. К ним относится иерархия размеров, в данном случае мужская фигура как раз одна из самых крупных. Также важно само расположение данного персонажа на холсте, он показан на так называемом «золотом сечении». Важно отметить и более четкое изображение этой фигуры, по сравнению с прочими. Прочитав название, зрителю становится ясно, кто же этот выделенный художником человек. И вот тогда перед людьми, которые достаточно хорошо знают историю России, открывается истина — показана семья, в которой место отца Николая занял фаворит Григорий Распутин. Есть над чем поразмышлять, правда?

«Церковь»

На картине показано лишь одно здание. Но как! Его изображение занимает все пространство. Оно будто выпрыгивает на зрителя. Кажется, что здание открыло свой широкий рот, сузило глаза и готово с криками наброситься на нас! В тоже время две боковые главки напоминают поднятые руки. Сложно поверить, что такой устрашающий вид имеет здание церкви. Конечно, подобные ассоциации могут возникнуть далеко не у каждого человека, особенно глубоко верующего. Однако насыщенный темно-бардовый фон, достаточно большое количество черных мазков в куполах и портале придают образу мрачность, а розовые и рыжие пятна на белых стенах напоминают брызги крови. Возможно, подобное изображение напоминает нам о конфликте института церкви и правительства в XX веке в России.

«Мария и Магдалина»

Кажется, что две представленные фигуры нематериальны, они буто летят в воздухе. Их изображения сливаются с фоном в цветовом вихре. Мария показана слева в соответствующих для нее красно-синих одеждах, Магдалина в вибрирующем красном — справа. Важно отсутствие изображения черт лица Марии, пожалуй, это придает еще больше святости ее образу. Ведь нимб здесь не показан, его роль выполняет окно, через которое льется солнечный свет, его блики также видны на коленях Марии. В картине представлены сначала совсем незаметные зрителю элементы пейзажа: стволы и кроны деревье в правом окне. В то же время интерьера нет, он здесь и не нужен. Смотря на картину испытываешь целую гамму чувств: от умиротворения до напряжения. Такой разброс связан с выбором цветовой гаммы, строящейся в основном на трех цветах: красном, бирюзовом и синем.

«Григорий»

Пожалуй, это одно из самых классических произведений мастера. Ассоциации могут быть разные, например, вспоминаются образы Льва Толстого. Общая композиция и использование красного фона может напомнить об эпохе романтизма, в которой развился жанр портрета и главную роль играла личность с ее индивидуальными чертами. Однако данная работа скорее портрет-тип, показывающий представителя среднего класса. Отсутствие бытовых предметов помогает сконцентрировать внимание на лице, в чертах которого чувствуется нотка сомнения.

Творчество Паршукова интеллектуально, порой нужно хорошо знать историю и Библию, чтобы понять смысл его произведений. Однако, можно бесконечно трактовать его образы, каждый раз находить что-то новое и интересное. Каждый человек после просмотра произведения способен найти и почувствовать что-то особенное, таким образом обогатив свой внутренний мир. Именно в этом и заключается значимость искусства.

Грызунова А. А., искусствовед